Приветствую Вас Гость
Воскресенье
12.07.2020
03:09
Меню сайта
Вход на сайт
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 5
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья сайта

<<<<<<<Глава 2                         22                                                       

Глава 3. Диалектика взаимоотношений религии и науки

                               (начало главы)

 

    Та или иная степень свободы в трактовке Священных текстов не означает их отрицания. Иное дело, когда речь идёт о заявлениях науки об опровержении каких-либо важнейших религиозных постулатов.

Изначально, на уровне первобытного общества и политеизма религиозных верований, не было систематического противостояния между познавательным опытом человека и его верой в высшие силы Природы. Такое противостояние возникло с оформлением системных религиозных знаний (в основном нынешних монотеистических религий), с одной стороны, и сгущением разрозненных знаний о природе в научные отрасли - с другой. И дело здесь не только в накоплении потенциала религиозных основ и противостоящего потенциала эмпирических знаний. Как уже отмечалось выше, тот период раннего и среднего средневековья - эпоха тотального догматизма.

                                                                             23

    В нём нужно винить не только религию, но и науку тоже. Записанные и канонизированные Священные тексты были возведены в ранг абсолютного знания, данного раз и навсегда. С противоположной стороны наука тех времён не имела представления об ограниченности рамок применения физических законов, об их условности. Открываемые наукой всё новые законы природы также преподносились как абсолют, не имеющий никаких альтернатив. Отсюда и жесточайший конфликт.

    В связи с вопросом об антагонизме религии и науки сразу вспоминается жестокость средневековой Католической церкви - костры инквизиции пылали по всей Европе. В жесточайшем противостоянии религии и науки верховенство силы было у религии, поскольку в те времена господствовала теократия - религия была интегрирована с государственной властью. Но в этом противостоянии как раз религии пришлось первой пришлось пойти на уступки. Причина - достоверность и очевидность научных открытий. Да, первые прецеденты, касающиеся верховенства научных знаний, обосновать было очень сложно.

                                                                                        24 

    Теологи напрочь отказывались склоняться к мнению науки, часто отвергая совершенно очевидное. Всем известный тому классический пример - открытие Н. Коперником (1473 -1543) гелиоцентрического строения Солнечной системы. Этот факт все конфессии со временем приняли, во времена различные для разных религий и их ветвей (некоторые старообрядческие общины, например, не признавали гелиоцентризм даже в начале XX века).

Факт принятия гелиоцентризма явился важнейшим прецедентом во взаимоотношениях религии и науки. С тех пор церковь стала всё более и более прислушиваться к мнению учёных, вникать в научные достижения, так или иначе интегрировать их в теологию.

    Что касается науки, то на протяжении длительного исторического периода уступок в адрес религии практически не было. Они были исключены даже чисто логически. Ведь все достижения, законы науки проверялись на практике. Всякий мог их перепроверить, ещё раз подтвердив их достоверность. Поэтому много веков наука преподносила свои положения как абсолютно верные. А постулаты теологии проверить было невозможно. Они основаны лишь на вере в истинность Священных текстов.

                                                                        25 

    Среди средневековых учёных, конечно, были и верующие. Но их вера и занятие наукой существовали как бы сами по себе, не пересекаясь. Некоторые учёные обращались и к вопросу обоснования бытия Бога (об этом речь пойдёт далее). Но все эти явления для средневековой науки были нетипичными.

    Отступление от претензий на абсолют истин произошло в науке лишь на рубеже XIX-XX веков, и было связано с известным научным кризисом. Открытие радиоактивности, элементарных частиц, строения атома, теории относительности и т. д. - всё это, прежде всего, поставило вопрос об понимании материи.

    С этой проблемой наука справилась. Согласно новым открытиям понятие матери было расширено. Однако дискуссии о принадлежности к материальному миру открытых тогда его тонких форм заставили задуматься о возможности существования и нематериального.

Упомянутый научный кризис содержал и другие моменты, важные в плане разработки вопроса о реальности Всевышнего.

    Во-первых, стала очевидной относительность физических законов: все без исключения физические законы правомерны лишь в определённых рамках, действуют лишь при определённых условиях.

                                                             26

    Средневековая наука не знала условий, отличных от земных. В масштабах космоса и космических скоростей, на уровне микромира, сверхнизких и сверхвысоких температур ранее открытые физические законы оказались неточными. Стало очевидным, что их нельзя преподносить в качестве "проверенных экспериментом догм", отрицающих теологические знания.

    Во-вторых, стал вырисовываться вывод об ограниченности познавательных возможностей человека. Расширение объёма знаний в рамках средневековой науки логично вело к представлению о том, что со временем человек познает мир полностью. Что кирпичик за кирпичиком рано или поздно будет построено завершённое здание науки, отражающее полное знание о природе. Научный кризис XX века выявил, что по ходу прогресса науки горизонт непознанного не приближается, а удаляется. Что непознанного со временем становится всё больше и больше. Данный феномен стал ещё более очевидным в наше время: обоснование реальности четвёртого и более высоких измерений, гипотеза о возможном существовании параллельных Миров и т. п.

                                                         27

    Приведенные рассуждения представляют собой агностицизм. Он, как правило, критикуется и отвергается атеистическим мировоззрением. В частности, марксизм провозглашает познаваемость окружающего мира в качестве важнейшего пункта своей философии. При этом утверждение, что человек может познать окружающий мир точно и в полном объёме, в общем-то, ничем не обосновывается. Уточним, как в реальности реализуется "познаваемость" и "непознаваемость", "точность" и "неточность" отражения окружающей действительности.

    Познание окружающего мира в самом обобщённом смысле - это его отражение, необходимое для существования и выживания всякого живого организма, начиная от простейших. Разве что у человека это отражение происходит на высшем из известных уровней - на уровне сознания. Точно ли и полно отражают мир, например, бактерии или стоящие на несколько эволюционных ступеней выше насекомые? Конечно же, нет. Отражение окружающего мира, воздействий окружающей среды происходит с точностью, обеспечивающей жизнедеятельность и размножение данного вида.

                                                                  28

    Примитивность и неточность отражения среды бактериями, как известно, определяет крайне низкую их выживаемость, что в природе компенсируется колоссальной плодовитостью этого класса организмов.

Способность к отражению у более сложного организма насекомых, развита лучше. Соответственно выше выживаемость и пропорционально снижается численность потомства. Далее, с продвижением ещё на несколько эволюционных ступеней выше, на уровне млекопитающих, например, мы наблюдаем способность к куда более точному отражению окружающего мира. Соответственно ещё лучшую приспособляемость и выживаемость. При этом за ненадобностью редуцируется и плодовитость. На примере биосферы, таким образом, очевиден вывод, что неполное и неточное отражение действительности выступает обычным явлением и оно вовсе не служит препятствием существованию живых организмов.

    Человек является высшим из известных творений Природы. Но из этого вовсе не следует, что он может познать Природу полностью и абсолютно точно. Напротив, согласно принципам взаимодействия с природой

                                                                            29

предшествующих эволюционных ступеней, логично вырисовывается вывод, что также и на уровне человека отражение (познание) должно быть не полным и не точным, хотя и более совершенным (2). Кроме того, говоря, что человек является высшим творением Природы, всегда следует подчёркивать, что он - лишь высшее из известных творений, что во Вселенной могут присутствовать существа и более высоких ступеней совершенства. В Священных текстах всех конфессий так или иначе, прямо или образно такие существа описываются в виде пророков, ангелов, индуистских аватаров и т. п.

    После описанного научного кризиса XX века наука отвергла принципы механистического материализма и провозгласила относительность научных знаний.

    Конкретизация границ применения всяких научных знаний, нарастание их обоснованности и убедительности определили новый уровень их восприятия в религиозных кругах Практически все вновь получаемые научные знания теперь так или иначе интегрируются в теологические системы. При этом споры носят спокойный и конструктивный характер. В качестве такого спора, весьма интересного и масштабного, обязательно нужно рассмотреть дискуссию вокруг эволюционной теории живой природы.

                                                        30

    Среди открытий, относящихся к важнейшим в истории науки, теория Чарльза Дарвина (1809 - 1882 ) занимает особое положение. Эволюционная теория живой природы касается биосферы всей Земли - это глобальная теория. Во временном измерении она тоже грандиозна - предлагает схему эволюции живых организмов от момента зарождения жизни на Земле. Соответственно масштабам такой теории обоснованием её должен был быть и грандиозный фактический материал. Изучению, сопоставлению, систематизации разных видов живых организмов Дарвин посвятил почти всю жизнь. Однако возможностей лишь одного учёного для становления столь грандиозной научной системы было недостаточно. Она явилась незавершённым, сырым материалом.

Факты, не вписывающиеся в эволюционную теорию, стали обнаруживаться ещё при жизни Дарвина, и признавались им. Недостаточная убедительность эволюционной теории, конечно, вызывала скепсис со стороны религий. К тому же эволюционная теория отрицала ключевой сюжет Священных писаний о сотворении Богом окружающего мира и человека. Что также обуславливало неприятие этой теории религиозными кругами.

                                                       31

    В научной общественности, напротив, работа Ч. Дарвина «Происхождение видов путём естественного отбора, или Cохранение благоприятных рас в борьбе за жизнь», опубликованная в 1859 г., вызвала огромный интерес, явилась толчком к многочисленным научным спорам и исследованиям, уточняющим и продвигающим эволюционную теорию.

В качестве основных этапов развития теории эволюции живой природы нужно отметить следующие. Во-первых, это увязка эволюционной теории с генетическими закономерностями наследования видовых признаков, открытыми Г. Менделем (1822 - 1884). Эти закономерности были подкреплены математическим анализом.

Следующим этапом утверждения эволюционной теории стал широкий синтез генетики и дарвинизма, происшедший в 1930 -1940-е годы. Генетические принципы интегрировались с палеонтологией, эмбриологией, биогеографией, подтверждая верность общего эволюционистского подхода. Фундаментальным исследованием этого плана стала

                                                                             32

книга Д.Хаксли "Эволюция: современный синтез" (1942) Соответственно названию этой книги в последующее время стал употребляться термин "синтетическая теория эволюции".

Эволюционная теория в её расширенном, синтетическом виде и на сегодняшний день содержит немало спорных вопросов. Но соответственно успешному решению в недавнем прошлом не менее сложных проблем, логично ожидать, что синтетическая теория эволюции решит и эти вопросы.

Очевидные успехи и современные обоснования эволюционной теории обусловили интерес к ней со стороны религий, одобрение этой теории. Так, немало внимания объективной эволюции уделил в своих исследованиях православный священник А. Мень. В своём труде «История религии» Александр Мень излагает трактовку шестоднева (библейский сюжет о сотворении Мира за шесть дней) как образное описание объективного процесса эволюции природы на Земле (14).

В Католической церкви признание эволюционной теории сделано на официальном уровне. Согласно энциклики Папы Пия XII "Humani Generis" (1950) эволюционизм был признан гипотезой, достойной внимания и изучения (22).

                                                                                      Завершение главы >>>>>>