Приветствую Вас Гость
Вторник
24.11.2020
23:39
Меню сайта
Вход на сайт
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 5
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья сайта

<<<<< Предыдущая глава

                                                                     76

Глава 8. Весь ли мир материален?

    Изложенные представления о материальном мироздании как о сверхсистеме грандиозных (или даже бесконечных) размеров с объективными и закономерными принципами построения и взаимосвязями различных сфер, с продолжительной (или бесконечной) градацией их как "вниз", так и "вверх" вовсе не исключают тезис о существовании тех или иных нематериальных объектов, как-то противопоставленных материальному миру. Нет фактов, исключающих такое предположение.

    Вопрос о нематериальном во многих философских системах традиционно ассоциируется с представлением о некоем высшем начале или божестве, первичном по отношению к материальному миру, творящем его и в той или иной степени управляющем нашим миром. Из традиционно оформленных предположений о существовании некоего высшего начала, однако вовсе не следует, что этот объект должен быть нематериальным. В традиционных понятиях материальный мир представляется в виде системы лишь трех известных его сфер. Но ведь в качестве высшего начала по отношению к нам, к известным сферам материального мира может выступать вполне материальный объект - совокупность более высоких сфер мироздания или даже одна только 4-я его сфера.

    Тезис о том, что объект, называемый нами Богом или Всевышним материален и представляет собой какие-то высшие сферы материального мира, на первый взгляд, может показаться нелепым, сводящим на нет понятия об идеальном. Но, как было показано выше, стоящие над ноосферой более высокие сферы мироздания должны обладать всеми свойствами, которые согласно теологическим теориям присущи Всевышнему. Это возможность выступать в качестве творца нижерасположенных сфер, сверхестественные, по нашим представлениям, познавательные способности, власть над нашим миром (известной частью мироздания) и т. д.

    Таким образом, само по себе предположение о подчиненности нас и всей известной части окружающей действительности некоему высшему началу не противоречит тезису о том, что весь мир материален. Однако наличие высших материальных сфер и их творческая деятельность не исключает и то, что может существовать также и какое-то нематериальное высшее начало, стоящее не только над тремя известными сферами, а над всем материальным Мирозданием.

                                                77

    Вопросы о возможности существования Всевышнего, о его сущности, безусловно, являются важнейшими проблемами философии. Однако они выражают лишь часть вопроса о том, весь ли мир материален. Противопоставление материальному миру может выражаться не только в виде указанного комплекса сверхестественных свойств. Вполне можно допустить существование объектов, не обладающих признаками высшего начала, но противопоставленных материальному миру каким-то иным образом, никак не входящих в его систему. Такие объекты также нужно отнести к нематериальному.

    Логично следует вопрос о возможных признаках этого противопоставления и соответственно о критериях разграничения материального и нематериального. Объективное и четкое выделение основных признаков материальных объектов, с одной стороны, а с другой - выработка представлений о таких признаках предполагаемого нематериального, которые никак не могут относиться к системе свойств объектов материального мира, может в некоторой степени прояснить правомерность предположения о существовании нематериального. Первая часть решения сформулированной задачи есть не что иное, как конкретизация понятия о материи.

    Стержнем практически всех основных подходов к выработке понятия о материи, начиная от самых первых шагов наук о природе, является поиск общих признаков материальных объектов. На протяжении длительного времени, однако, материалистические подходы в описании и изучении окружающей действительности явно или неявно базировались на мысли о доступности наблюдению основной части ее объектов. То есть так или иначе утверждалось или подразумевалось, что неживая и живая природа (а позднее - плюс еще человеческое общество) - это и есть весь материальный мир. Ограниченность представлений о фундаментальных свойствах материального, таким образом, была вызвана не только поверхностным знанием сущности доступных наблюдению трех систем мироздания и их объектов, а прежде всего упрощенностью представлений о мироздании в целом.

    Такое положение обусловило, в частности, глубину известного кризиса материализма на рубеже двадцатого века, когда обнаружилось множество неизвестных ранее необычных объектов и явлений микромира, были конкретизированы представления о поле как особой форме материи.

                                                                       78

Относительно нашей темы данное событие примечательно в том плане, что от этого момента, в общем-то, берут начало основательные предположения о возможном существовании более простых, чем вещество, форм организации материи и соответствующих сфер материального мира.

    То обстоятельство, что по ходу дальнейшего познания материального мира "вглубь" возможна встреча с новыми проявлениями и свойствами материи, совершенно не похожими на уже известные, обусловило изменение общих принципов обозначения материального и нематериального. В этой связи как образец безосновательного подхода следует упомянуть позицию ортодоксального материализма. Голословно требуя отрицания предположений о существовании нематериального в каком бы то ни было виде, формальный материализм заранее объявил материальными абсолютно все объекты и явления, которые когда-либо могут быть обнаружены в окружающей действительности.

    Недопустимость такого подхода очевидна даже на уровне чисто теоретических рассуждений. Мироздание, материальный мир, имея очень большие или даже бесконечные размеры и также большую или бесконечную протяженность "вглубь" и "вверх", представляет собой не формальную совокупность всего существующего объективно, а определенную закономерную сверхсистему. Соответственно проявления, свойства ее объектов также должны укладываться в некую систему. Обнаружение по ходу развития познания новых явлений, объектов и их свойств, с одной стороны, может потребовать расширения, корректировки и даже перестройки наших представлений об этой системе свойств, о принципах ее построения. Но, с другой стороны, могут обнаружиться такие объекты и их проявления, которые никаким образом невозможно будет вписать в эту систему. Правомерно ли будет причислить их к системе материального? Известны ли на сегодняшний день случаи таких явлений?

    В этом плане имеет место следующее. Бытует немало утверждений, что таких явлений нет. Все новые и новые объекты и явления, во множестве открываемые и описываемые наукой, однозначно относятся к материальному миру. Но подчеркнем, речь идет о таких объектах и явлениях, которые удается описать, внести в систему уже имеющихся знаний, познать достаточно глубоко. Кроме них ведь существует

                                                                        79 

немало упоминавшихся ранее так называемых аномальных явлений, которые не поддаются ни исследованию, ни даже системному описанию. Причем некоторые виды таких явлений известны давно, и соответственно уже длительное время попытки их объяснения не приносят успеха. О материальности или нематериальности таких явлений пока нельзя сказать ничего.

    Рассуждая о принадлежности каких-либо явлений к материальному или нематериальному, всегда необходимо иметь в виду то обстоятельство, что источником определенной части явлений могут быть те глубинные и высокие сферы мироздания, которые лежат за пределами познавательных способностей сознания. Соответственно невозможным оказывается определение природы ряда непонятных явлений: исходят ли они из материальных, но непознаваемых сфер или от чего-то нематериального? Таким образом, вопрос об основных свойствах материальных и возможных нематериальных объектов упирается в невозможность достаточно полного познания материального мира и является принципиально неразрешимым.

    В этом плане могут быть лишь оценочные, условные и другие приблизительные решения, позволяющие в той или иной степени адекватно ориентироваться в восприятии окружающей действительности. Стремление к совершенствованию, уточнению, все большему приближению этих понятий к полному отражению объективного положения вещей всегда является актуальным. В теоретическом аспекте дальнейшая разработка и конкретизация понятия о материи, в частности, может иметь такие важные поворотные моменты.

    Единство, цельность, целостность чего-либо, в данном случае материального мира, предполагает наличие некоего общего объединяющего начала, каких-то общих свойств или принципов построения этой системы объектов. Являясь общими для всех уровней организации материи, эти свойства должны быть присущи и объектам известных сфер. К числу наиболее общих свойств объектов известной части материального мира обычно относят следующие:

1) подчиненность законам диалектики;

2) объективность, действительность существования;

3) подчиненность закономерности сохранения материи, означающей полную эквивалентность при переходе одних форм материи в другие с возможностью взаимной трансформации любых форм (непосредственно или через промежуточные формы)

                                                            80

     Могут ли какие-либо из названных свойств быть универсальными, необходимыми и достаточными признаками материальности? Или же перечисленные фундаментальные свойства и закономерности являются общими только для нескольких известных сфер мироздания, а признаки материальности, действительно общие для объектов всех сфер нам пока неизвестны? Проанализируем названную группу признаков.

    В отношении свойств, указанных в первом и втором пунктах, нетрудно сделать вывод об их непригодности для разграничения материального и нематериального и соответственно для построения на основе этих признаков определений материи.

    Так, вполне можно допустить, что законы диалектики, всеобщие для известных сфер мироздания, справедливы только для этих сфер, а какие-то глубинные и высокие сферы строятся по совершенно иным принципам. Возможно и то, что известные законы диалектики являются частным случаем каких-то более общих закономерностей построения и развития всего материального мира. С другой стороны, существование и развитие нематериальных объектов, согласно некоторым известным теориям, также может происходить по законам диалектики.

    Непригодность для разграничения материального и нематериального признака объективности, действительности существования тем более очевидна. Объективность существования необходимо подразумевается как для материальных, так и для нематериальных объектов. В качестве альтернативы объективности нематериального - некой его субъективности, зависимости от материального, можно предположить лишь какую-то способность высших сфер мироздания творить некие необъективные, недействительные объекты, не являющиеся частью материального мира. Такое предположение выглядит весьма странным.

    В отношении же закономерности сохранения материи (способности к эквивалентной взаимной трансформации любых форм материи или принципа материальности, суть которого можно коротко сформулировать так: объекты любой из сфер могут выступать в качестве материала, составляющего образования более высоких сфер, и сами слагаются из объектов более простых сфер) скорее напрашивается положительный ответ.

                                                                                81

А именно, этот закон, принцип материальности, оказывается довольно определенным критерием разграничения материального и нематериального: всякие объекты, обнаруживающие это свойство, оказываются органично вписанными в систему материального мироздания и наоборот - объекты, не подчиняющиеся данной закономерности, выглядят противопоставленными, посторонними по отношению к материальному миру.

    Но и здесь есть условности и подвохи. Например, нематериальные объекты, никак не входящие в систему материального мироздания, неспособные к эквивалентной трансформации в материальные формы и обратно, однако могут составлять свою отдельную систему, также строящуюся по принципу материальности. Возможны и другие замечания.

    По ходу дальнейшего познания материального мира и всей окружающей действительности, надо полагать, удастся глубже проникнуть в суть вопросов относительно принципа материальности, а также обнаружить другие существенные свойства материального и возможного нематериального и критерии их разграничения.

 

                                                                           >>>>> Заключение